Сен­тябрь­ская «дви­жуха»

Конс­тан­тин Ку­динов

Уже при­выч­но в на­чале осени мы ожи­да­ем на­чала хода хищ­ни­ков. Ак­ти­виза­ция клева обыч­но сов­па­да­ет со сме­ной мест сто­ян­ки рыбы. На Са­ратовс­ком во­дох­ра­нили­ще судак по­кида­ет мел­ко­вод­ный «лет­ний» рель­еф и вста­ет на рус­ло­вые глу­бины до 25 мет­ров. Обыч­но в при­вяз­ке к стаям леща и гус­те­ры. А за щукой мы вы­ез­жа­ем уже на Вол­гоградс­кое во­дох­ра­нили­ще — в его вер­ховь­ях щука, нап­ро­тив, на­чина­ет вы­ходить на мел­ко­вод­ные участ­ки и за­ходит в при­токи Волги.

За су­даком

Клы­кас­тый хищ­ник на Са­ратовс­ком во­дох­ра­нили­ще вне­зап­но ис­че­за­ет с лет­них точек. Вот толь­ко нес­коль­ко дней назад от­лично ло­вил­ся на сва­лах 3–10 мет­ров, а с пер­вы­ми хо­лод­ны­ми но­чами и сни­жени­ем тем­пе­рату­ры воды до 14–16 гра­дусов — про­пада­ет. Найти его можно толь­ко глуб­же. И очень часто до­воль­но да­леко от про­верен­ных лет­ни­ми ры­бал­ка­ми участ­ков. Так, на одном из пле­сов (около 20×10 км), где в ав­густе были хо­рошие «раз­да­чи», в конце сен­тября мы не нашли ни одной стаи этого хищ­ни­ка. Как, впро­чем, и ни одной плот­ной стаи белой рыбы. Плот­ная «бель», это когда эхо­лот на­чина­ет под­ви­сать и те­ря­ет дно, по­казы­вая цифры 10–12 мет­ров про­тив ре­аль­ных 20–25 в волж­ском русле.

Зато на со­сед­нем плесе таких плот­ных стай об­на­ружи­лось нес­коль­ко. Прав­да, пот­ра­тили мы на их по­ис­ки почти целый день. С ве­ро­ят­ностью почти 100% можно было ут­верж­дать, что на эк­ра­не эхо­лота — круп­ная стая леща. Косяк за­нимал ниж­нюю часть вод­ной толщи, мет­ров с пят­надца­ти, но не до са­мого дна, а в от­ры­ве от него метра в два. Скоп­ле­ние рыбы было в ло­каль­ной яме мет­ров 300 в по­переч­ни­ке и глу­биной 28 мет­ров. С одной из сто­рон ямы лещ стоял почти вплот­ную к от­весной гли­нис­той стен­ке, об­ры­ва­ющей­ся в эту яму где-то с 10-мет­ро­вой от­метки. Имен­но у под­но­жия этого свала эхо­лот по­казал под лещом от­дель­ные груп­пы круп­ных рыбин, сто­ящих у са­мого дна. Имен­но так обыч­но и выг­ля­дит на со­наре судак.