Раз­ведка реч­ных ста­риц

Ва­лерий Си­кир­жицкий

Ос­новные во­до­емы, на ко­торых мне при­ходит­ся бы­вать зимой, — это во­дох­ра­нили­ща. Од­на­ко в ян­ва­ре мно­гие из них всту­па­ют в не­безыз­вест­ную ста­дию глу­хозимья и кле­вом сов­сем не ра­ду­ют. Вот имен­но в это время я и ста­ра­юсь выб­рать­ся на какой-ни­будь ес­тест­вен­ный во­до­ем в на­деж­де, что там и вода будет пос­ве­жее, и рыба по­ак­тивнее. В иде­але лучше всего для этого под­хо­дит река, осо­бен­но такая круп­ная и рыб­ная, как При­пять.

Уни­каль­ность При­пяти в том, что она бо­гата пой­мен­ны­ми во­до­ема­ми — ста­рица­ми. Вес­ной боль­шинс­тво из них со­еди­ня­ет­ся с рекой нап­ря­мую, по­пол­ня­ясь за­паса­ми рыбы, зимой же мно­гие изо­лиро­ваны, яв­ля­ясь са­мос­то­ятель­ны­ми озе­рами. Ну, а те, ко­торые всег­да объ­еди­нены с рекой, предс­тав­ля­ют на­иболь­ший ин­те­рес. На них и пла­ниру­ем по­бывать.

По до­роге в На­ров­лю, где на­чина­ет­ся По­лесс­кий ра­ди­ацион­но-эко­логи­чес­кий за­повед­ник, обя­зан­ный своим воз­никно­вени­ем ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС, вспо­мина­лись и сомы на ба­лан­сир, и по­дус­ты на мор­мышку, и рву­щие лески пер­во­лед­ные язи, расс­ка­зами о ко­торых меня обиль­но снаб­жал Ни­колай Лин­ник, один из бе­лорусс­ких ав­то­ров EF. Так что те­оре­тичес­кое по­нятие о при­пятс­кой ры­бал­ке я уже имел. Собс­твен­ный опыт зим­ней ловли в пойме реки был не­бога­тым, осо­бен­но по ко­личест­ву пой­ман­но­го — в прош­лые по­езд­ки рыба очень силь­но кап­ризни­чала.

Вот и на этот раз все неб­ла­гоп­ри­ят­ные при­род­ные фак­то­ры (на ко­торые я, впро­чем, обыч­но осо­бого вни­мания не об­ра­щаю) сли­лись во­еди­но. Здесь можно упо­мянуть и сол­нечное зат­ме­ние, и нас­ту­пив­шее глу­хозимье, и рез­кую пе­реме­ну по­годы…

Ста­нови­лось по­нят­но, что «раз­да­чи» не будет, и по­тому цен­ность каж­дой пой­ман­ной рыбы и каж­до­го сде­лан­но­го отк­ры­тия воз­раста­ла.

День пер­вый

Его мы ре­шили пос­вя­тить ста­рице, рас­по­ложен­ной прямо за го­родом На­ров­лей, еще на сво­бод­ной для ры­бал­ки тер­ри­тории. На той сто­роне При­пяти — уже за­повед­ник. При вы­ходе на лед в глаза сразу бро­са­ет­ся обиль­ная «за­селен­ность» за­топ­ленных приб­режных кус­тов мест­ны­ми ры­боло­вами. Мне сразу вспом­ни­лись нас­тавле­ния Ни­колая Лин­ни­ка о том, что на­ибо­лее ус­пешная ловля на при­пятс­ких ста­рицах часто бы­ва­ет имен­но среди вет­вей.