Ниж­няя Аст­ра­хань

Алек­сей Ко­ломи­ец

Как я и пред­по­лагал, по­езд­ка в «ниж­нюю Аст­ра­хань» ока­залась самым ярким впе­чат­ле­ни­ем зим­не­го се­зона. Сог­ла­ситесь, не часто ло­вишь себя на мысли, что тебе страш­но опус­кать при­ман­ку под лед! Имен­но с таким чувс­твом я и от­ры­бачил два дня в рай­оне по­сел­ка Ка­ралат. Всю ночь не спал, все го­товил­ся к ры­бал­ке. Надо леску пос­та­вить пок­репче, пе­ревя­зать мор­мышки и ба­лан­си­ры, подп­ра­вить ножи на ле­добу­ре, по­ложить нес­коль­ко комп­лек­тов за­пас­ных ножей… Нужно ни­чего не за­быть. Прак­ти­ка по­казы­ва­ет, что на таком серь­ез­ном вы­ез­де может при­годить­ся аб­со­лют­но все. Пред­по­лага­лось, что ло­вить будем круп­но­го окуня, щуку и, если хва­тит вре­мени, поп­ро­бу­ем ло­вить воблу и дру­гую «бель».

По­лоса­тое эль­до­радо

Егеря базы от­везли нас на ерик без те­чения, в ко­тором по пер­во­му льду, с их слов, неп­ло­хо ло­вились окунь и щука. Егеря стали не­навяз­чи­во бу­рить нам све­жие лунки, вроде как по­казы­вая кле­вые места и од­новре­мен­но эко­номя наше дра­гоцен­ное время. Но мы ка­тего­ричес­ки от­ка­зались от такой по­мощи.Кто-тоиз мо­раль­ных со­об­ра­жений, а я прин­ци­пи­аль­но ста­ра­юсь не да­вать свой ле­добур в чужие руки. Ведь это мой инс­тру­мент, ко­торый я точу, уха­живаю за ним. Это инс­тру­мент, от ко­торо­го очень мно­гое за­висит на ры­бал­ке! А у еге­рей, ко­торые сос­ку­чились по ча­евым, — си­луш­ки вон сколь­ко много! Свер­нуть бар­на­уль­ский бур — как два паль­ца об ас­фальт! В общем, мы сами бу­рили толс­тый, под самый ба­рашек, лед.

Расс­та­вил 7 своих жер­лиц и за­нял­ся оку­нем. Про­бурил две лунки: одну чуть ближе, одну чуть даль­ше от тор­чавшей изо льда ко­ряги — да так с этих лунок до обеда уже и не ухо­дил. Окунь ло­вил­ся один за дру­гим, при­чем отк­ро­вен­ной ме­лочи не было. Самых круп­ных оку­ней я взве­шивал. Вот уже 380 грам­мов, а вот 420. Все, что было мень­ше 300 грам­мов, я вы­пус­кал в лужу, ко­торая об­ра­зова­лась в лож­би­не между взгорб­лен­ным льдом и бе­регом, где со вре­менем окуни об­ра­зова­ли целую стаю и валь­яж­но кур­си­рова­ли, сводя с ума ворон.